+7-929-603-0248
+7-920-969-2073
luchkino.film@gmail.com

Мы на первой полосе "Ведомостей"!

Мы все помним приезд к нам замечательного человека, журналиста из Рязани Дмитрия Соколова. И вот, о нашем лагере большой материал в еженедельном выпуске. Игорь Рисберг, как всегда, оказался лицом мастерской.


В поисках своего героя

В летнем лагере юные кинематографисты снимают фильмы о вечных ценностях

Впервые в области этим летом на базе клепиковской турбазы «Мещера» работал детско-юношеский кинолагерь. Современным подросткам можно только позавидовать. Еще лет 30 назад мечты обычного ребенка не простирались дальше того, чтобы стать героем какого-нибудь приключенческого кино. Но чтобы снять его от начала до конца собственными силами, а потом отправить на фестиваль – такое и в голову не приходило.

И вдруг фантастика стала явью. В лагере, созданном руководителем киномастерской «Лучкино» Павлом Морозовым, подростки умудряются менее чем за две недели сделать короткометражную художественную картину или даже две. Мы посетили вторую смену лагеря как раз в тот момент, когда ребята приступили к съемкам фильма «Пропалкот».

О киномастерской «Лучкино» мы рассказывали нашим читателям весной этого года. Сценарист и режиссер, выпускник Высших режиссерских курсов и киношколы Александра Митты Павел Морозов приехал в Клепиковский район и организовал творческую студию для молодежи, интересующейся кинематографом. Занятия проходят в Клепиках и Рязани, но в лагерь приехали не только оттуда, но и из Москвы, Екатеринбурга, были даже из Черногории.

Известно, что педагогов сейчас ориентируют на результат. Хочешь – не хочешь, а представь проект в законченном виде. Неудивительно, что у некоторых учителей возникает соблазн взвалить самую сложную часть работы на себя, чтобы не ударить в грязь лицом. В кинолагере все по-честному. Павел Анатольевич не бегает с камерами и штативами, не пишет сценарий и сам ничего не придумывает. На то есть юные сценаристы, операторы, продюсеры, актеры, звукорежиссеры, осветители. Словом, налицо полный набор кинематографических профессий. Павел Морозов осуществляет общее руководство, отчасти он редактор, отчасти режиссер. Но все, кто видел короткометражные фильмы студентов, удивляются их качеству и совсем не детскому подходу к делу.

– Да! Не верят! Кто-то думает, что за детей снимаем мы, взрослые, но вы сегодня на площадке и видите весь процесс своими глазами, – говорит Павел.

Кроме Морозова, в наставниках у ребят еще профессиональный видеооператор Роман Балуев. Он знакомит с техникой съемочного процесса.

– В чем сложность съемок с участием детей? – предвосхищает мой вопрос оператор из Москвы. – Дети не могут долго «держать» сцену, на четвертом, пятом дубле уже выдыхаются, теряют непосредственность в кадре. А у оператора, на­оборот, первый дубль самый сложный, он редко выходит безупречным. Проблема решается только по мере накопления опыта.

Через десять минут выезд на место съемок. Актеры лихорадочно заучивают роли, их наставники проверяют аппаратуру. Время от времени раздается голос Павла Анатольевича: «Где кот? Следите за котом. Если он убежит, съемки можно заканчивать».

Дети бросаются за главным героем и перехватывают его у самой двери. Судя по испугу в глазах, усатый явно равнодушен к актерским лаврам и во ВГИК поступать не собирается.

– «Пропалкот» – это история о мальчике, который потерял кота и расклеил объявления о пропаже, – рассказывают ребята. – Под видом пропавшего кота ему предлагают другого, и мальчик соглашается на замену. А почему это происходит и кто вынуждает его сделать этот шаг – ответ содержится в финале.

– Павел, а бывает так, что мораль, заключенная в сценарии, на выходе картины оказывается другой, тоньше или глубже?

– Конечно. Иногда только в процессе работы приходит понимание – вот про что, оказывается, мы снимаем. Но такие неожиданности нередки и у мастеров большого кино. Иногда актер задает свою, особую интонацию, и все акценты смещаются.

Киностудии присущ свой авторский почерк. В каждом фильме – неторопливое повествование, щемящая нота в конце и открытый финал. А еще в них есть необходимый воздух, который так трудно создавать в любых художественных произведениях.

– Я ничего не навязываю, но стараюсь передать своим ученикам то, чему учили меня. Мне близка эстетика фильмов Кесьлевского, Бергмана, отсюда, наверное, и какая-то схожесть в темпоритме.

Мы много сейчас вздыхаем по поводу отсутствия детского кино. Самое печальное, что под вопросом оказался маленький зритель. В обществе потребления воспитание направлено на то, чтобы малыши сразу превращались в молодых людей с высокими запросами, перескочив стадию детства с его культом бескорыстной дружбы, обостренным чувством справедливости. Но, может быть, свое слово скажет молодое поколение кинематографистов, воспитанию которого стараются быть причастными и такие лагеря, как «Лучкино»?

– То кино, которое было в нашем детстве, исчезло. Продиктовано это прежде всего коммерческими соображениями. Сейчас самое главное – сколько денег принесет картина в первые дни проката. Такое кино снимается для всех, без ориентира на возраст аудитории. Для бизнеса это хорошо, для кино – плохо. Потому что как только мы начинаем создавать универсальный продукт, сразу возникает море компромиссов, – размышляет режиссер. – И все-таки нерентабельность детского кино – это не причина, чтобы его не снимать. У нас много чего не приносит дохода. Одно время повсеместно отменяли электрички в виду их нерентабельности. Потом спохватились – как же без них? То же будет, уверен, и с детским кинематографом.

Даша Крылова из Рязани в кинолагере проводит вторую смену, ее идея легла в основу сценария фильма «Отец» (короткометражку можно посмотреть на сайте газеты «Рязанские ведомости» в разделе «Кинозал»). В этой смене девочка хочет попробовать себя в роли продюсера. «Мне это нужно, чтобы развивать уверенность в себе. Я слишком мягкая по характеру. После школы постараюсь поступить во ВГИК на сценарный факультет».

Даше понадобилось все ее самообладание, чтобы удержать дисциплину на съемочной площадке. Сцена снималась в подъезде одного из домов. День оказался особенно богат на всякого рода накладки. То актеры были неубедительны, то свет гас на лестничной площадке. В разгар съемок в кадр влез пьяный мужчина, решивший предложить себя на заглавную роль. В конце концов истерика случилась у кота, наотрез отказавшегося изображать покорное животное, после чего режиссер объявил перерыв.

– Павел Анатольевич, как вы думаете, в возрождении детского кино кто должен играть сегодня ключевую роль? Режиссер? Продюсер? А может быть, министр культуры?

– Наверное, основной фигурой должен стать герой, которому хотелось бы подражать, как мы это делали во времена нашего детства с выходом на экран хороших фильмов. Но постепенно герой стал терять очертания, растворяться и совсем исчез. И это произошло не только в кинематографе. Другие сферы искусства постигла та же участь. Наше время не для героя. И сама действительность, мне кажется, мало способствует его появлению. Я надеюсь, что зарождение будущего героя начнется в том числе и в таких любительских киностудиях, как наша.

Как говорил персонаж одного из фильмов, для веселья наша планета мало оборудована, значит, единственным оправданием собственного существования может быть желание сделать жизнь других людей чуточку легче, чтобы им не так грустно было на этом свете.

Фильмы, выходящие из студии «Лучкино», как раз и воспитывают в людях это сострадание. А еще – ответственность за тех, кого приручил. Пусть их герой пока не обрел законченные черты, но ведь и само настроение фильма может воздействовать на зрителя не меньше убедительного героя.

Дмитрий Соколов



http://rv-ryazan.ru/news/57340.html