+7-929-603-0248
+7-920-969-2073
luchkino.film@gmail.com

Вышла статья о киномастерской в "Ведомостях"

Мотор, начали!

Луч кино светит из Клепиков
Фото из архива киномастерской «Лучкино»
Фото из архива киномастерской «Лучкино»
Совсем недавно узнал, что есть в Рязанской области кинодеревня. Не слышали о такой? Сейчас расскажу.

Основал ее сценарист, режиссер и оператор Павел Морозов. Ехал он как-то раз по области на своей машине и думал: как же много есть на свете деревень, названия которых оканчиваются на «кино». Лункино, Реткино, Бражкино... Взял и придумал свою деревню – Лучкино. Да так в ней и поселился – вместе с киноаппаратурой, женой и тремя детьми. Лучкино сокращенно – «Лучшее кино». На карте ее не ищите. На самом деле деревенька называется Ершово, недалеко от Спас-Клепиков. Но теперь у нее есть и другое неофициальное название, потому что там живет основатель детской киномастерской «Лучкино» Павел Анатольевич Морозов.

***

Павел Анатольевич говорит на мастер-классах также странные вещи, которые сейчас воспринимаются как откровение. И ставит в пример режиссера, который 15 лет снимал и монтировал одну картину. Поэтому слушать его очень приятно. Все давно догадываются, что нужно работать именно так. Не в смысле – долго, а в смысле – по-настоящему, с полной самоотдачей. А там будь что будет. Тот «медлительный» режиссер – Олег Дорман все-таки сделал свой фильм – «Подстрочник» – о Лилиане Лунгиной, знаменитой переводчице детских книг. И отказался от престижной награды «Тэфи» за него. Павел Морозов учился у Дормана на Высших режиссерских курсах. Всем начинающим юным кинематографистам он говорит буквально следующее: «Когда вы сочиняете историю, вы должны верить в то, что делаете. Ваши усилия никогда не должны быть продиктованы финансовыми соображениями, желанием понравиться, попасть в струю. Не тратьте на это время. Лучше потратьте время и силы на тот фильм, в который вы вложите свою душу».

***

Интересные истории, которые требуется превратить в сценарий, а потом в кино, придумывают дети. Их опытный наставник сразу усматривает в них разные сюжетные ходы, возможную концовку, но ему интересно, чтобы дети сами довели историю до логического завершения. «Я не даю им расслабиться. Загоняю их в угол, чтобы они искали выход, искали конфликт и способы его разрешения».

Итак, история…

***

Брат с сестрой отправились в музыкальную школу. Девочке баян нести тяжело, а брат помогать не хочет. Она ноет всю дорогу, он отмахивается. Поставила девочка баян на обочину, села на него и увидела в траве пятитысячную купюру. Побежали дети пировать, накупили сладостей, а баян где-то оставили. Бросились искать и увидели его на скамейке рядом с незнакомым дедушкой. «Отдайте баян, он наш!» – взмолились дети. «Ишь вы какие, он небось денег стоит», – как бы всерьез говорит пожилой человек. Брат с сестрой испугались всерьез, уже готовы отдать все оставшиеся деньги, да еще мобильный телефон в придачу. И тут дедушка начинает им рассказывать одну историю. Вроде бы совсем про другое. «Было это, ребята, под Смоленском в 1943 году. Попали мы в окружение, у нас заканчивались патроны. Лежали мы в окопах и думали, что подходит конец. И вдруг слышим – звук гармони. Это играл наш батальонный гармонист. Когда мы слышали эти звуки, то вспоминали свой дом, семью, и на душе становилось легче. И возвращалась к нам хоть малая, но надежда, что мы останемся живы. Так оно и вышло. Гармонь на фронте была таким же бойцом, как и все солдаты. Когда погибал гармонист, находился другой и брал гармонь себе. Так продолжалось до конца войны». Дедушка встает и уходит, на пустой скамейке остается гармошка, деньги и мобильный телефон. Финальный кадр – дети медленно идут по поселку, на плече мальчика висит гармонь. Что они в этот момент чувствуют, зритель, конечно же, понимает. Просто есть в нашей жизни такая правда и такие обстоятельства, по сравнению с которыми все наше ежедневное беспокойство, уловки, прыжки выглядят жалкими и смешными. И всегда нужно помнить о высоком, непреходящем, чтобы мелкие мысли не поглощали, чтобы в них не увязла душа.

Такую вот 9-минутную «Одну историю» год назад сняли дети на киностудии «Лучкино» и получают за нее награды на разных фестивалях.

Павел Морозов говорит, что съемка каждой короткометражки для них – не приготовление к чему-то важному, что будет потом, а работа с полной отдачей сил, со всеми этапами, которые проходит любая съемочная группа в профессиональном кино. Кстати, в «Одной истории» снялся настоящий участник войны, житель Клепиковского района Виктор Сергеевич Смирнов. Достаточно показать этот фильм в любой детской аудитории, и можно больше ничего не говорить о патриотизме.

***

До переезда в Клепиковский район Морозов работал в Москве, Санкт-Петербурге. Было у него свое дело, которое в кризисный 2008-й пришлось закрыть. Накопления вложил в обучение на Высших режиссерских курсах и в киношколе Александра Митты, собрал дорогостоящую аппаратуру для киносъемок. Затем открыл первую киномастерскую в московской школе развития «Маяк», начал приобретать опыт в работе с детьми.

В Клепиковском районном отделе культуры, узнав про ценный кадр, решили его не упускать – обеспечили всем необходимым для работы, лишь бы занимался с подрастающим поколением, помогал в местном ДК. Павел Морозов пытается создать учебные киностудии и в Рязани. Сегодня существует одна группа – в образовательном центре «Содружество». По субботам преподаватель приезжает сюда из Клепиков, чтобы провести занятия. А в июне будет действовать киносмена в лагере «Мещера», куда сейчас полным ходом идет набор детей. Чем киношкола «Лучкино» отличается от других, ей подобных? Только здесь история и сценарное мастерство возведены почти что в культ. На сценарий короткометражки могут потратить месяцы. В Москве из-за этого некоторые слушатели покидали курсы разочарованными, так и не дождавшись начала съемок. Не хватало терпения. Но в Москве другие привычки. Обычно там учат, как искать деньги, проводить кастинги, а то, какую роль играет слово, мало кому интересно. Возможно, поэтому мы смотрим сегодня очень странное, больное и неряшливое кино.

***

Павел Морозов: «Мне дорого советское кино. Могу часами смотреть «Ералаш» Хмелика и не воспринимаю «Ералаш» Грачевского. С тех пор как фигура продюсера стала у нас ключевой в кинопроцессе, появилась такая категория фильмов, как семейные драмы. Чтобы было понемножку интересно всем – и мама нашла историю любви, и папа – свой боевик, и ребенок – смешные ситуации. Детское кино как жанр почти ушло с экранов, его мало кто из современных режиссеров пытается делать. Недавно из Голливуда вернулся Владимир Алеников, который снимал «Петрова и Васечкина». Я побывал у него на мастер-классе, и мы с ним, надеюсь, будем взаимодействовать. Грамматиков в Санкт-Петербурге занимается детским кино, но больше как педагог, воспитывающий новое поколение режиссеров. Перспективы не великие, но все же есть. Надеюсь, и мы – кинолюбители, через 2–3 года своими силами снимем «полный метр» и, возможно, когда-нибудь станем профессиональной студией.

***

Помимо того, что Морозов занимается с детьми, он еще ездит по Клепиковскому району и показывает в селах и деревнях кино. Привозит старые ленты, Шукшина, Данелии… Попутно изучает местную действительность. Попадаются земляки с такой внешностью и темпераментом, что можно придумывать сюжеты специально для них. Именно придумывать. К документалистике Павел Морозов относится прохладно, успел в ней поработать, изучил это ремесло изнутри и возвращаться в этот жанр не планирует. Он хочет снимать с детьми игровые короткометражки – забавные и смешные, серьезные и грустные, трогательные и страшные. Как сама жизнь. И побеждать с ними на фестивалях, оправдывая название студии «Лучкино».

И пусть этот луч доброго детского кино светит нам из Клепиков.

Дмитрий Соколов

Источник: http://rv-ryazan.ru/news/52761.html